Цифровая энергетика: что это такое?

С разрешения автора ЦПС републикует статью-мнение Дмитрия Холкина, посвященную сути цифровой энергетики, различиям между автоматизацией и цифровизацией и человеческому измерению цифрового перехода. Материал подготовлен Центром развития цифровой энергетики (фонд «ЦСР “Северо-Запад”»).

Имеет ли понятие «цифровая энергетика» свое уникальное содержание или это просто модное обозначение того, что и так делалось в отрасли с момента массового распространения компьютерной техники? Этот вопрос я задаю на каждой тематической встрече, каждый раз встречаю неготовность участников разговора строго на него ответить, каждый раз понимаю, что свое, уникальное содержание за данным термином не идентифицируется. А оно должно быть. Иначе зачем вводить новое понятие? Зачем вместо давно известного и хорошо определенного термина «автоматизация» употреблять неологизм «цифровизация»?

Центр развития цифровой энергетики настаивает на наличии в терминах «цифровая энергетика» и «цифровизация» своего, уникального наполнения. В этой заметке изложена наша рабочая гипотеза — 5 отличительных признаков, по которым вы можете понять, работаете вы с понятием «цифровая энергетика» или с чем-то другим.

В цифровой энергетике как части цифровой экономики главное понятие — «экономика»

Сутью цифровой энергетики является пересборка и развитие совокупности производственных и экономических отношений в отрасли на основе цифровых подходов и средств.

Термины «цифровая энергетика» и «цифровизация» появились в контексте процессов формирования цифровой экономики, и имеет смысл рассматривать их только в этой связке. Из множества определений цифровой экономики следует, что особым ее предметом является экономическая деятельность, коммерческие трансакции и профессиональные взаимодействия, построенные на новых принципах за счет использования информационно-коммуникационных технологий. Следовательно, и сутью цифровой энергетики является пересборка и развитие совокупности производственных и экономических отношений в отрасли на основе цифровых подходов и средств. Итого, в словосочетании «цифровая экономика» (а значит и «цифровая энергетика») определяющим словом является «экономика», а прилагательное «цифровая» лишь указывает на средства достижения цели!

Основная задача цифровой энергетики  — уничтожение резко растущих издержек интеграции распределенной энергетики и рыночных трансакций

Появление цифровой платформы в любой индустрии существенно сокращает трансакционные издержки.

А о какой, собственно, цели идет речь? По мнению ведущих экспертов, сутью современной эпохи является вытеснение машинами неэффективных, требующих рутинного людского участия трансакций из экономической и общественной жизни. Появление цифровой платформы в любой индустрии (Uber, Airbnb, Amazon, Cainiao, SmartCAT и т. д.) приводит к существенному сокращению трансакционных издержек и ускорению операционных циклов ее участников. Энергетика не исключение.

Разрабатываемая нами парадигма интернета энергии  (IDEA) является ответом на общемировые тренды изменения характера спроса на энергию, масштабного развития распределенной энергетики и электротранспорта, распространения технологических возможностей для активного потребления и просьюмеризма. Обусловленные этими трендами большие издержки на интеграцию, согласованную работу и коммерческое взаимодействие миллионов новых участников энергетических рынков могут быть радикально сокращены при помощи цифровых технологий и платформ. Издержки снижаются за счет использования новых технологий инженерии, обеспечивающих Plug&Play-интеграцию новых элементов, но главное  — за счет снятия информационной неопределенности экономических отношений, что в свою очередь обеспечивается тем, что вещи и машины управляются интеллектуальными киберфизическими агентами, представляющими своих владельцев в самооптимизирующихся взаимоотношениях.

Проект в сфере цифровой энергетики всегда предполагает новую модель взаимодействия экономических субъектов

Наработано множество цифровых бизнес-моделей: агрегаторы спроса, виртуальные электростанции, виртуальное распределенное накопление энергии, энергетическое хеджирование и т. д.

Цифровая трансформация (цифровизация) в энергетике —  это прежде всего создание новых бизнес-моделей, сервисов и рынков с опорой на возможности цифровой экономики. Простой пример из другой отрасли: создание автоматизированной системы диспетчерского управления таксопарком — это автоматизация, а вот Uber, который по существу создает новую бизнес-модель для той же услуги, не являясь таксопарком и не владея ни единой машиной, причем делает это дешевле, удобнее и безопаснее,  — это цифровизация. То же самое в цифровой энергетике: важно определить новую бизнес-модель, потенциал которой открывается за счет всепронизывающих коммуникаций, межмашинного взаимодействий и цифрового моделирования. В мире наработано уже множество таких бизнес-моделей: агрегаторы спроса, виртуальные электростанции, виртуальное распределенное накопление энергии, энергетическое хеджирование и т. д.

Проект цифровой энергетики всегда предполагает использование цифровых моделей фрагментов реального мира

Характерным признаком цифровой экономики (энергетики) является создание новых бизнес-моделей, объединяющих физический и цифровой миры. А такое объединение возможно тогда, когда умные машины начинают формировать и использовать цифровые модели физического мира. Именно это обеспечивает самостоятельность принятия машинами решений в режиме, близком к реальному времени.

Иногда кажется, что для новых бизнес-моделей цифровой энергетики достаточно появление средств информирования человека, который все же будет принимать решения сам. Но экспериментальные проекты показали, что люди через некоторое время перестают интересоваться новыми моделями поведения, предъявляющими к ним слишком высокие требования. Нужно, чтобы инициативу перехватили киберфизические системы, которые должны действовать как чудодейственное слабительное из одной старой рекламы — «без нарушения сна человека». А для этого машины должны руководствоваться не стандартами и жесткими алгоритмами, а целями, заданными людьми, и цифровыми моделями фрагментов реального мира.

«Цифровизация» — это освобождение человека от машинных функций и возникновение новых, более креативных форм занятости

В высокотехнологичных отраслях возникает высокая дополнительная загрузка в сопредельных областях деятельности.

Пока еще слабо описано, как цифровая экономика (энергетика) влияет на людей и их занятость в общественно полезном труде. Часто люди фиксируют свои страхи остаться без работы и доходов. На это эксперты по цифровой экономики говорят, что в высокотехнологичных отраслях возникает высокая дополнительная загрузка в сопредельных областях деятельности. Например, в США высокотехнологичное производство (Technology-intensive manufacturing) имеет мультипликатор (Multiplier effect) Me=16, то есть одно рабочее место в TIM создает 16 дополнительных рабочих мест, — в то время как традиционное производство  обладает  Me=4,6, сельское хозяйство  — Me=1,5, розничная торговля — Me=0,8.

Но есть и более глубокие ответы на вопросы об изменении роли человека в цифровом укладе. Еще в дискуссиях 60-х годов прошлого века обсуждалось, что смысл кибернетического/цифрового перехода не в том, чтобы сотворить машину, которая была бы умнее, сильнее и совершенней человека, а в том, чтобы самого живого человека снова сделать умнее и сильнее всего того созданного им мира машин, который вышел из-под его контроля и поработил его. Задача состоит в том, чтобы превратить человека из сырья и средства технического прогресса, из детали «производства ради производства» в высшую цель этого производства, в самоцель. А это означает, что проект в сфере цифровой энергетики — это всегда появление нового подлинно человеческого труда с большой долей научного, технического, художественного, социального творчества.

Цифровая энергетика — это трансакционные машины новых рынков, бизнес-моделей и сервисов.

Часто цифровой переход называют новой технологической революцией. Но было бы странно называть революцией явления и процессы, давно ставшие обыденностью. Автоматизация производственно-технологических и управленческих процессов является величайшем достижением второй половины XX века. АСУ ТП электростанций, системы диспетчерского управления, автоматика активных энергетических устройств, системы автоматизации бухучета и делопроизводства — все это важные и актуальные направления эволюционного развития отрасли. Но это не новая технологическая революция, это не цифровая экономика и не цифровая энергетика. Видится, что именно в изменении способов организации экономических отношений, приводящем к эффективному вовлечению в оборот миллионов новых субъектов и стоящих за ними умных машин, должен состоять новый качественный скачок. Цифровизации в первую очередь будут подлежать не технические системы и внутренние бизнес-процессы, а отношения между людьми, компаниями и институтами. Цифровая энергетика — это прежде всего трансакционные машины новых рынков, бизнес-моделей и сервисов. [medium.com]


Редакция благодарит Дмитрия Холкина, Центр развития цифровой энергетики и телеграм-канал Internet of Energy за разрешение на перепечатку материала.

Цифровая подстанция

(close)

 

Цифровая подстанция

(close)

Имя пользователя должно состоять по меньшей мере из 4 символов

Внимательно проверьте адрес электронной почты

Пароль должен состоять по меньшей мере из 6 символов

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: